+7 (985) 644-7-446

История одного похудения

В октяб­ре 2016 года мне сде­ла­ли про­доль­ную резек­цию желуд­ка. На дан­ный момент, с опе­ра­ции про­шло чуть боль­ше деся­ти меся­цев, и за этот пери­од я поте­ря­ла 42 кг, добив­шись здо­ро­во­го индек­са мас­сы тела в 23 пунк­та. Если назы­вать вещи сво­и­ми име­на­ми, то опе­ра­ция пол­но­стью изме­ни­ла меня и мою жизнь; это одно из луч­ших реше­ний, кото­рые я когда-либо при­ни­ма­ла.

Я узна­ла об опе­ра­ции в нача­ле 2016 года, когда чита­ла кни­гу о мик­ро­био­те в желуд­ке чело­ве­ка. В гла­ве о свя­зи мик­ро­био­ты и ожи­ре­ния, была при­ве­де­на ста­ти­сти­ка, кото­рая пол­но­стью поме­ня­ла мой взгляд на вопрос диет и поху­де­ния. На тот момент мне было 28 лет, и я веси­ла 101 кг, так что я не пона­слыш­ке зна­ла, что такое “каче­ли” и насколь­ко тяже­ло удер­жать­ся в здо­ро­вом весе. В свое вре­мя я про­бо­ва­ла все: счи­та­ла кало­рии, исклю­ча­ла угле­во­ды, про­бо­ва­ла Гер­ба­лайф, пита­лась по груп­пе кро­ви и даже про­ка­лы­ва­ла уши очень болез­нен­ным обра­зом, что­бы умень­шить аппе­тит. Луч­шее, чего мне уда­ва­лось добить­ся — это поте­рять 11 кг, когда я счи­та­ла кало­рии и огра­ни­чи­ва­ла себя 1200 ккал в день. Это было эффек­тив­но, но совер­шен­но изма­ты­ва­ю­щее для пси­хи­ки; я ни о чем не мог­ла думать, кро­ме еды. После тех побе­до­нос­ных 11 кг, я ста­ла посте­пен­но наби­рать и наби­рать, “пока­ча­лась” еще на пре­сло­ву­тых каче­лях, и в ито­ге мах­ну­ла на это все рукой.

Похудение: от слов к делу

Воз­вра­ща­ясь к вол­шеб­ной книж­ке, там же я про­чи­та­ла, что един­ствен­ный ста­ти­сти­че­ски надеж­ный спо­соб сбро­сить лиш­нее и удер­жать здо­ро­вый вес — это сде­лать опе­ра­цию по умень­ше­нию желуд­ка. Бро­сив читать кни­гу, я на несколь­ко недель око­па­лась в интер­не­те, что­бы убе­дить­ся в том, что пред­ла­га­е­мый вари­ант дей­стви­тель­но рабо­та­ет, резуль­та­ты ста­ти­сти­че­ски зна­чи­мы и что метод раз­ра­бо­тан доста­точ­но дав­но. Я выяс­ни­ла мно­го инте­рес­ней­ших вещей не толь­ко об опе­ра­ции — тут все под­твер­ди­лось — но и об ожи­ре­нии как тако­вом. Я впер­вые столк­ну­лась с рис­ка­ми для здо­ро­вья от ожи­ре­ния, кото­рые были выра­же­ны в циф­рах и под­твер­жде­ны сот­ня­ми серьез­ных про­дол­жи­тель­ных иссле­до­ва­ний — то, чему я дове­ряю. Я узна­ла, что индекс мас­сы тела выше 30 пунк­тов серьез­ней­ше повы­ша­ет риск зара­бо­тать диа­бет 2 типа, рак несколь­ких видов, сер­деч­но-сосу­ди­стые забо­ле­ва­ния, дор­со­па­тию и неко­то­рые дру­гие забо­ле­ва­ния.

У меня ушло несколь­ко недель на то, что­бы при­нять реше­ние о том, что я абсо­лют­но точ­но хочу сде­лать опе­ра­цию, после чего я при­сту­пи­ла к поис­ку места. У меня был очень широ­кий выбор: так как на тот момент я жила в Кали­фор­нии, я дума­ла о том, что­бы делать опе­ра­цию там. Но этот вари­ант очень быст­ро отпал, так как сто­и­мость опе­ра­ции при­бли­жа­лась к $ 30,000. Тогда — по воз­вра­ще­ние домой — я ста­ла рас­смат­ри­вать рос­сий­ские кли­ни­ки. Алго­ритм поис­ка был прост: я нашла спи­сок хирур­гов, состо­я­щих в обще­стве бари­ат­ри­че­ских хирур­гов Рос­сии, про­чла отзы­вы о них и о боль­ни­цах, в кото­рых они рабо­та­ют, и выбра­ла 3 для лич­но­го посе­ще­ния. ЦКБ № 2 им. Семаш­ко я посе­ти­ла вто­рым, но пооб­щав­шись, с Рус­ла­ном Вале­рье­ви­чем, сра­зу поня­ла, что хочу делать опе­ра­цию здесь.

Мне понра­ви­лись сле­ду­ю­щие вещи: боль­ни­ца была боль­шая, чистая и ухо­жен­ная, Рус­лан Вале­рье­вич раз­го­ва­ри­вал со мной пря­мо, про­де­мон­стри­ро­вал инстру­мен­ты, кото­ры­ми и будет про­во­дить­ся резек­ция, даже пока­зал часть запи­сан­ной опе­ра­ции — после того, как я его заве­ри­ла, что не падаю в обмо­рок от вида кро­ви, так же сер­ти­фи­ка­ты на сте­нах каби­не­ты об уча­стие в кон­фе­рен­ци­ях и семи­на­рах в Евро­пе были под­твер­жде­ни­ем того, что Рус­лан Вале­рье­вич и его кол­ле­ги сле­дят за раз­ви­ти­ем новых тех­но­ло­гий в совре­мен­ной меди­цине. В целом, встре­ча меня настоль­ко вдох­но­ви­ла, что я почти сра­зу же нача­ла соби­рать ана­ли­зы и была гото­ва к опе­ра­ции в тече­ние пары недель.

Операция по похудению

Я, конеч­но же, ниче­го не пом­ню о самой опе­ра­ции. Пом­ню под­го­тов­ку: мед­сест­ры были очень дру­же­люб­ны и объ­яс­ня­ли все, что со мной дела­ли. День самой опе­ра­ции и после — так­же пом­ню смут­но, пото­му что почти все вре­мя спа­ла. Сохра­ни­лись вос­по­ми­на­ния о непри­ят­ных ощу­ще­ни­ях в тече­ние несколь­ких дней после, так как гло­тать я прак­ти­че­ски не мог­ла. Но так как это были послед­ствия ане­сте­зии, это про­шло доволь­но быст­ро. Все, что про­ис­хо­ди­ло со мной после, я не могу назвать ина­че как маги­ей: мне не хоте­лось есть. Вооб­ще. От сло­ва совсем. Я смот­ре­ла на еду с ожи­да­ни­ем при­выч­но­го пред­вку­ше­ния “вкус­нень­ко­го”, но она не вызы­ва­ла ниче­го кро­ме без­раз­ли­чия.

Я была тео­ре­ти­че­ски в кур­се тако­го раз­ви­тия собы­тий и под­го­то­ви­лась к нему зара­нее: орга­ни­зо­ва­ла несколь­ко встреч с пси­хо­ло­гом, что­бы не игно­ри­ро­вать про­бле­му, а сра­зу адап­ти­ро­вать­ся к ново­му состо­я­нию. Но даже несмот­ря на это, пер­вый месяц был напол­нен гру­стью. У меня было ощу­ще­ние, что до это­го у меня был самый луч­ший, самый близ­кий друг в мире — еда. Друг, кото­рый все­гда под­дер­жи­вал, радо­вал, удо­вле­тво­рял — все­гда-все­гда, в любой ситу­а­ции — а теперь этот друг умер и боль­ше не вер­нет­ся. Умом я пони­ма­ла, что еда — в том коли­че­стве и каче­стве, что я упо­треб­ля­ла до опе­ра­ции — не была мне дру­гом, но я ску­ча­ла отча­ян­но. Пото­му что вос­по­ми­на­ния о еде как о чем-то ком­форт­ном оста­лись, но ощу­ще­ния им не соот­вет­ство­ва­ли. Теперь, еда — ни запах, ни вид — не вызы­ва­ли жела­ния ее съесть, теперь есть не хоте­лось почти совсем. Пер­вый месяц я отс­мот­ре­ла десят­ки часов видео о еде на YouTube! Я побо­ро­ла зави­си­мость, кото­рая управ­ля­ла моей жиз­нью.

Результаты

Что еще изме­ни­лось? Изме­ни­лось в моей жиз­ни и во мне очень мно­гое. У меня почти пере­ста­ла болеть спи­на, я ста­ла намно­го энер­гич­нее и подвиж­нее (если рань­ше я всем спо­со­бам пере­дви­же­ния пред­по­чи­та­ла так­си, то сей­час я почти и не вспо­ми­наю о нем), и я сэко­но­ми­ла кучу денег, бла­го­да­ря тому, что еды мне теперь надо при­бли­зи­тель­но столь­ко же, сколь­ко и иде­аль­ной жене кро­та из “Дюй­мо­воч­ки” — пол­зер­ныш­ка и доволь­но. Бла­го­да­ря тому, что я сей­час объ­ек­тив­но луч­ше и моло­же выгля­жу, я зна­чи­тель­но уве­рен­нее в себе и это поло­жи­тель­но ска­зы­ва­ет­ся на всех отно­ше­ни­ях в моей жиз­ни. Все люди вокруг меня — осо­бен­но мой муж — очень рады таким изме­не­ни­ям, это поло­жи­тель­но вли­я­ет и на их жиз­ни.

Отзывы о бариатрических операциях

Ожи­ре­ние — это серьез­ная про­бле­ма, с кото­рый сей­час стал­ки­ва­ет­ся все боль­ше людей. Я счи­таю, что при реше­ние серьез­ных задач нуж­но все­гда смот­реть на самые успеш­ные прак­ти­ки. Дие­ты и заня­тия спор­том — хотя и крайне важ­ны — увы, не могут гаран­ти­ро­вать поло­жи­тель­но­го резуль­тат в поте­ре веса. Бари­ат­ри­че­ская хирур­гия может. Мне кажет­ся, что это пре­ступ­ле­ние, что этот вари­ант так мало изве­стен. Если вы все еще сомне­ва­е­тесь, сто­ит ли делать опе­ра­цию, посмот­ри­те на фак­ты, срав­ни­те свои рис­ки и при­ми­те реше­ние, осно­ван­ное на науч­ных фак­тах, а не на рекла­ме, мифах или эмо­ци­ях.

Центр коррекции веса

Требуется консультация?

Вы можете получить её уже сегодня, позвонив нам по номеру +7 (985) 644-74-46. Для звонка с мобильного устройства, достаточно нажать на иконку трубки.